Библиотека Рефераты Курсовые Дипломы Поиск
Библиотека Рефераты Курсовые Дипломы Поиск
сделать стартовой добавить в избранное
Кефирный гриб на сайте za4eti.ru

История История     История История

Неочевидность очевидностей

Совок большой.
Длина 21,5 см. Расцветка в ассортименте, без возможности выбора.
21 руб
Раздел: Совки
Совок №5.
Длина совка: 22 см. Цвет в ассортименте, без возможности выбора.
18 руб
Раздел: Совки
Карабин, 6x60 мм.
Размеры: 6x60 мм. Материал: металл. Упаковка: блистер.
44 руб
Раздел: Карабины для ошейников и поводков

Неочевидность очевидностей А. Ф. Еремеев .Интеллигент в провинции. Казалось бы, что может быть привычней и очевидней такого рода ситуации: и в областных центрах и в глубинках не в диковинку, а, как говорится, в нормальных штатных номенклатурах постоянно, по крайней мере до последнего времени, состояли учителя, врачи, инженеры, агрономы, зоотехники, юристы, служащие разных рангов - да всех и не перечислишь. Но и этот круг не предельный: не забыты еще дискуссии ученых-социологов о том, причислять ли, скажем, продавца магазина к интеллигенции, да и среди пролетарского класса-гегемона тоже отыскивалось вкрапление особого рода - так называемый рабочий-интеллигент. Но даже без этой дополнительной экзотики давно стал привычной истиной факт: если до революции в большинстве населенных пунктов России можно было встретить разве что учителя начальных классов, священника да изредка фельдшера, то к началу "перестройки" интеллигенции любых разрядов было в изобилии, а кое-где и с переизбытком. Причем, в полностью укомплектованной школе или больнице количество интеллигентов любой Тьмутаракани по составу мало чем отличались от Москвы или Ленинграда, т.е. от "столиц". В России дипломы о высшем образовании выдаются одного и того же образца, что во Владивостоке, Кургане, Екатеринбурге и в Москве; во всех сколько-нибудь крупных научных центрах действуют ученые советы и присуждают ученые степени докторов и кандидатов наук; повсеместно встречаются академики разных академий и т.п. Короче говоря, есть полновесные основания констатировать существование единой и не существенно различающейся регионально интеллигенции страны. Раньше ей даже находили постоянное место в социальной стратификации - промежуточное между классами, а потому и именовали ее почти кондитерски - прослойка. Сейчас о классах рассуждать не принято, но интеллигенция как была обособленной группой работников умственного труда, опосредующего свое отношение к миру умственной деятельностью, так и продолжает таковой считаться. Ее градации на техническую и художественную, вузовскую или академическую определяются родом занятий, а отличие, скажем, городской интеллигенции от сельской связано вообще не с качественным признаком - с местожительством. Похоже, к этому же разряду подразделений относится и членение интеллигенции на столичную и провинциальную. Во всяком случае, исторические корни данного феномена обнаруживаются именно здесь. Если провинциями в Древнем Риме называли завоеванные территории, то в России XVIII в. - региональные округа и деление по принципу - относится к столице или нет. Но к этим чисто формальным основаниям давно добавилась ценностная интерпретация - сопоставление столичного с провинциальным обычно и устойчиво делается не в пользу последнего. Непервичность, второсортность, некая органическая ущербность видится в провинциальном. Еще со времен А.П.Чехова определения "провинциальный актер" или "провинциальный писатель" всегда отдавали упадком, захолустьем, убогостью. "В Москву, в Москву" - как спасительный манифест скандируют три сестры в знаменитой чеховской пьесе, ловя последний луч ускользающей надежды.

Сейчас и эти упования лишились последней осязаемости даже по мелочно-будничным причинам - в Москву без прописки не сунешься, там даже и коренных, но в чем-то проштрафившихся жителей селят не ближе 101 километра. Но если звучание и значение Москвы для нестоличного жителя со времен Чехова и изменились довольно круто, то отрицательный смысловой оттенок в возникающей через соотнесенность с ней провинциальности остался. Распространяется это своего рода несмывное "клеймо" и на все существительные, которые объединяются со словом "провинциальный". И уж тут термин "интеллигент" как будто специально создан с этой принижающей целью. Но если филологическая традиция следует однозначно указанной особенности, то жизненная наполненность ее словно бунтует и не соглашается. В самом деле, слова "интеллигент в провинции", "провинциальный интеллигент" или "интеллигент провинции" звучат, на первый слух, практически одинаково, казалось бы, незначительны смысловые различия в этих словосочетаниях - речь-то все равно идет о враче или полеводе в Твери или Красноярске, т.е. о тех, кто фактической жизнью своей относится не к столице. И все же эта подробность скорее географическая, чисто количественная, а вот качества жизни нестоличных интеллигентов далеко не совпадают и несовпадения подчас носят принципиальный характер. И здесь за примерами далеко ходить не надо, в своем, не Московском, а Уральском, университете обнаруживаются они с явной очевидностью. Прежде всего заметим, что в словосочетаниях "провинциальный интеллигент" или "интеллигент в провинции" основное смысловое ударение делается на слове "провинциальный" (провинция!) и само собой подразумевается, что такой интеллигент и похуже, и поплоше столичного, да и спрос с него невелик. С прошлого века - продолжим ранее начатое - с героев Чехова и Потапенко повелось, что провинциальный врач, учитель жалки, замотаны жизнью, интеллектуальные и нравственные силы их на исходе. В словосочетании же "интеллигент провинции" смысловой заряд содержится в другом слове, а именно в слове "интеллигент", т.е. носитель интеллектуальности, культуры, духовности, светлых надежд и устремлений, т.е. профессионал высокого уровня. По этим параметрам интеллигент провинции вполне сопоставим со столичным и может даже превосходить его. Скажем, в Уральском университете долгие годы работал доцент Владимир Владимирович Кусков, и когда жизненные обстоятельства сложились так, что он вынужден был покинуть Екатеринбург, то без всяких переходов и переподготовок стал профессором суперпрестижного Московского университета, причем в числе ведущих - написал учебник для вузов страны, создает статьи принципиальной важности в области древнерусской литературы. Заведующий кафедрой физиологии растений Адольф Трофимович Мокроносов уже в стенах Уральского университета стал академиком РАН и позже возглавил головной академический столичный научно-иссследовательский институт общей биологии. Историк Михаил Яковлевич Сюзюмов был "всего лишь" профессором Уральского университета и кавалером скромного ордена "Знак Почета", который, кстати весьма показательно, получил только к своему 85-летию.

Но зато он был медиевистом с мировым именем, автором блестящих трудов, членом престижной редколлегии "Истории Византии", зачинателем далеко не провинциальной по своему значению научной школы. Скромный доцент Павел Александрович Шуйский выступил "соперником-соревнователем" "самому" В.А.Жуковскому, сделав оригинальный перевод "Одиссеи" Гомера и опубликовав его в нашей типолаборатории. Он же долгие годы вел небезуспешную полемику с крупнейшим авторитетом в области античной литературы академиком С.И. Соболевским, предлагал более точные и тонкие, на его взгляд, текстологические варианты и истолкования, в частности "Гомеровских гимнов". Ученых нашего университета, достигших мирового или всероссийского уровня, было немало, да и сейчас они еще не перевелись. Достаточно назвать лишь фамилии Н.Н. Красовского, С.С. Шварца, А.А. Тагер, П.Г. Конторовича, В.К. Иванова, С.Н. Шиманова, Б.П. Колесникова, С.В. Карпачева, Ю.С. Осипова, Г.И. Гулина, чтобы мысль эта оказалась подтвержденной. Достижения ученых значительны не только в "своих" областях наук, а и в смежных или даже весьма далеких от них. Скажем, в Академию гуманитарных наук принят заведующий кафедрой алгебры и геометрии профессор Л.Н. Шеврин, рекомендован в нее профессор-биолог Ю.И. Новоженов, существенно обогатившие, кроме своих, и гуманитарную науку. Л.Н. Коган и К.Н. Любутин являются действительными членами сразу двух российских академий - естественных и гуманитарных наук. Но суть проблемы не только в громких титулах. А.Ф. Герасимов опять же "всего лишь" доцент-физик, но это человек высокого интеллекта и культуры, многих замечательных качеств; будучи проректором университета, он, так сказать в "официальном порядке", а потом и неофициально, весьма благотворно влиял на формирование ученых разных профилей, учил честности в науке и перед наукой, развивал их интеллект и способствовал приобретению того, что несколько расплывчато, но зато вполне достойно уважения по сути принято называть "подлинно университетским уровнем". Люди, подобные только что названным, на первый взгляд, изнутри взрывают избранную здесь тему. В самом деле, к характеристике упомянутых ученых определения "провинциальный" или "столичный" ничего не добавляют. Они, если можно так выразиться, обитают в абсолютных измерениях и занимаются своим делом, которое их усилиями обретает вес и значительность. Можно, допустим, рассуждать, почему Б.П.Колесников переехал в Крым, а не в Москву, а другие вообще никуда не переселились, хотя возможности и предложения были. И все же при таком подходе мы станем касаться бытовых подробностей биографий, а не природы жизненных позиций, которые как раз и определяются показателями вроде "интеллигент провинции". Не скрою, семантика названного словосочетания, его смысловая интонация требуют усиливающего позитивное звучание добавления наподобие "подлинный", "истинный интеллигент провинции". Но это уже будет подводить конкретных людей под некий очевидный эталон, его же на самом деле нет и можно назвать лишь некоторые принципы, которым человек следует, прежде чем попасть в определяемый здесь разряд.

Влиять на информационное окружение - значит влиять на культуру, индустрию знания и область искусства, с тем, чтобы стимулировать возникновение эстетических норм и символических жестов. В контексте противостояния зомби-культуре это понимается так, что искусство более не может считаться изолированной областью, которой можно с честью или пользой посвятить свою жизнь. В связи с тем, что чувствительность поля культурного противостояния постоянно возрастает, к традиционным качествам художника следует добавить невидимость, мобильность, способность к рассеянию и к высокооперативному преследованию. Художник как взломщик реальности является оператором культурной разведки и контрразведки, и поэтому вместо общеупотребимых терминов "андеграунд" или "маргинал" здесь больше подходит понятие параллельных или скрытых культур. В мире, переполненном пропагандой и отрицающем ее существование, Культурная Интеллигенция развила многообразные техники против монополизации восприятия и гомогенизации культурных ориентиров. Есть возможность выявить неочевидные, скрытые аспекты социальных элементов и культурных посланий, и трансформировать их в абсолютно новое послание, которое очевидным образом продемонстрирует абсурд окружающего спектакля


Поиск Рефератов на сайте za4eti.ru Вы студент, и у Вас нет времени на выполнение письменных работ (рефератов, курсовых и дипломов)? Мы сможем Вам в этом помочь. Возможно, Вам подойдет что-то из ПЕРЕЧНЯ ПРЕДМЕТОВ И ДИСЦИПЛИН, ПО КОТОРЫМ ВЫПОЛНЯЮТСЯ РЕФЕРАТЫ, КУРСОВЫЕ И ДИПЛОМНЫЕ РАБОТЫ. 
Вы можете поискать нужную Вам работу в КОЛЛЕКЦИИ ГОТОВЫХ РЕФЕРАТОВ, КУРСОВЫХ И ДИПЛОМНЫХ РАБОТ, выполненных преподавателями московских ВУЗов за период более чем 10-летней работы. Эти работы Вы можете бесплатно СКАЧАТЬ.