Библиотека Рефераты Курсовые Дипломы Поиск
Библиотека Рефераты Курсовые Дипломы Поиск
сделать стартовой добавить в избранное
Кефирный гриб на сайте za4eti.ru

Искусство, Культура, Литература Искусство, Культура, Литература

О скептицизме в критике

Коврик для запекания, силиконовый "Пекарь".
Коврик "Пекарь", сделанный из силикона, поможет Вам готовить вкусную и красивую выпечку. Благодаря материалу коврика, выпечка не
202 руб
Раздел: Коврики силиконовые для выпечки
Совок большой.
Длина 21,5 см. Расцветка в ассортименте, без возможности выбора.
21 руб
Раздел: Совки
Совок №5.
Длина совка: 22 см. Цвет в ассортименте, без возможности выбора.
18 руб
Раздел: Совки

О скептицизме в критике Дмитрий Пэн Eсли прав Сергей Чуприн, и "критика - это критики", то скептицизм в критике - скептик. Вариации столь почтенной породы homo sapie s разнообразны, но сущность всегда и везде одна: сомнение, сомнение и еще раз сомнение. Способность к высказыванию, способность к суждению, способность к познанию - все сомнительно для скептика, даже само существование чего бы то ни было - искусства ли, своей ли собственной персоны, а уж тем более критики как таковой. Объективный ли, субъективный ли, скептицизм всегда остается скептицизмом, в какой бы своей разновидности он ни представал перед нами. Две наиболее примечательные разновидности критиков, скепсис которых изначально объективен, - горделивый Эстет и надменный Жрец. Им обоим равно чужд гедонизм, отнюдь не удовольствий ищут они в подвергаемом сомнению объекте. Какое бы художественное произведение ни взял, каким бы автором ни заинтересовался, не удовлетворит своей жажды подлинного искусства, своей вознесенсковской "ностальгии по настоящему" надменный Эстет. Пропаганда, агитация и реклама; исторические закономерности, общественные тенденции, социоэтнокультурный материал; коды, стереотипы и клише; инстинкты, комплексы и продукты распада личности; формы досуга, общения и самовыражения - все это и многое другое готов скептик-эстет выявить в предмете своего внимания, но только не отметит он в своем предмете главного - артистичности, художественности, эстетичности. Утверждая высокие идеалы и незыблемые каноны эстетики, он гордо возвышается надо всем, что старается соответствовать этим канонам, что устремляется к этим идеалам. Горделивый Эстет никому не служит, никем не ангажирован, никому не следует. Он не принадлежит ни к школе, ни к направлению, он чуждается любых тенденций. Он не связан ни общественным мнением, ни каким-либо обществом. Он полностью независим, объективен и бесстрастен. Эстету подобен надменный Жрец. Ничто не удовлетворяет его развитому вкусу. Он не столько игнорирует эстетизм своего объекта, сколько ставит под сомнение его эстетическое совершенство. Все для него - если не чуждое, то доморощенное; если не "временка", то "нетленка"; если не "большой известняк", то "очередная открытка". Прошлое для него излишне архаично, будущее чрезмерно утопично, актуальное - слишком злободневно, а современное - уж больно сиюминутно. В верности традиции увидит он догму, в соединении стилей - эклектику, в обновлении - нарушение канона. Естественность для него отдает грубой натурой, мастерство грешит ремесленничеством, стиль - манерностью, искусство - искусственностью, деланностью, а школа - ходульностью, натасканностью, засушенностью. Надменный Жрец судит с позиций собственного вкуса, которым его наградила природа и который он развивал и совершенствовал в сообществе себе подобных. Книги ему достаточно только перелистывать, на спектакли и концерты только заглядывать, а художественные выставки лишь отмечать собственным присутствием. Он не стремится ни учреждать, ни законодательствовать, ни вершить судьбами. У него нет ни любимых произведений, ни любимых авторов, ни любимых персонажей.

Однако скольких вводит он в искушение соответствовать его вкусам. Деятельный скептицизм состоит не в отрицании объекта, а в отказе от содержащего какое-либо суждение высказывания об этом объекте. Молчаливый Собеседник и Собеседник изысканный, блистательный - две самые распространенные формы такого отказа. Первый исповедует молчание. Ведь на всякое высказывание есть контр высказывание; ведь то, о чем мы говорили, может с противоположной стороны выглядеть совсем иначе, может за время нашей речи полностью преобразиться, может в речи наших собеседников иметь совсем иные названия, вызывать совершенно отличные от наших ассоциации и служить поводом для не всегда ожидаемых нами действий. И потом - наши чувства бывают обманчивы, наши знания порой не верны, а наши термины подчас неточны. Стоит ли после этого о чем-то говорить? Молчаливый Собеседник скорее выразит свое отношение собственными чувствами, жизненными силами, материальными благами и деньгами, но не словом. Он не тратит слов, но не потому что дорожит ими, а потому что не верит в их силу и в свою власть над ними. На первый взгляд полная его противоположность изысканный Собеседник. Для него нет запретных тем. Он говорит обо всем. И нет ситуации, в которой бы у него не нашлось подходящего слова об искусстве. Но высказываясь обо всем, он ни о чем не судит. Он делится наблюдениями и соображениями, он что-то отмечает и отличает, но ничего не утверждает. У него всегда найдутся замечания и уточнения, чего-то он сторонится, в чем-то сомневается, но никогда ничего не отрицает. Он обо всем что-то знает, но ничего не признает. Он готов обсуждать, а не осуждать. Однако в обсуждениях избегает категоричных суждений вообще, отрицание уравновешивает утверждением, утверждение - отрицанием общее - частным, частное - общим. И при этом его собственное суждение на поверку окажется отсутствием какого бы то ни было суждения. Пословицами, чьими-то мудрыми мыслями, цитатами, историческими анекдотами и прецедентами он вскружит голову любому собеседнику, но собственное слово прибережет для авторского общества, копирайта, для очередной конвенции по охране авторских прав. Он большой дипломат и со всеми в отношениях, но ни к кому не относится. Его слова - это слова, слова, слова . И ничего более, кроме слов. Изысканный и молчаливый Собеседники - величайшие скептики, но предмет их скепсиса не то, о чем они говорят или молчат, а сама критическая речь, само критическое слово. Если в беседе царствует Ритуал, Церемония и Протокол, то у скептиков субъективный бал правит Абсолют. По обе стороны его трона стоят застенчивый Любитель и скромный Знаток. Оба этих критика отрицают за собой способность к суждению. Любитель не признает за собой способности к полному представлению и пониманию каких-либо субъектов и объектов. Он предпочитает любить, а не судить. И его чувственное "Я" несет в себе достаточно противоположных оттенков и вариаций, чтобы отвергать не отрицая, и признавать, не утверждая. При этом иррациональность такого скепсиса развивается не столько из опыта чувств, сколько из предосторожности и предусмотрительности разумного сознания.

Знаток знает все, но добро и зло прекрасное и безобразное, истина и ложь - они не в его власти. В его ведении словари, справочники энциклопедии, он единовластный распорядитель таблиц, библиографий и хронологий, он подлинный тезаурус новостей всех времен и народов. Знание его беспредельно. Но познал ли он то, о чем так много знает?. Что-либо утверждать или отрицать слишком суетно, обременительно и сомнительно. Это не его дело, даже не его забота. В знании достаточно силы, чтобы не делать усилий. Таково его кредо. Он эллиптирует предикаты, он предельно номинативен. Он не безгласен, но безглаголен. Его сознание необычайно предметно, но он не претендует на объективность. Скромный Знаток и застенчивый Любитель одинаково субъективны в своем скептицизме. В конечном итоге они подвергают скепсису самих себя как субъектов критики. Гордый Эстет, надменный Жрец, Собеседники изысканный и молчаливый, застенчивый Любитель и скромный Знаток - это все роли, критические амплуа. Они не тождественны ни философии скептицизма, ни романтическому скепсису. Для всех и каждого применимы они во всех ситуациях, хотя имеют и свои предпочтения. Эстетическое содержание, сущность, вещь даны Жрецу, блистательному Собеседнику и Любителю, а форма, явление, имя - Эстету, молчаливому Собеседнику, Знатоку. Эстет и Жрец более академичны, Любитель и Знаток чаще встречаются в журналистике, а Собеседники в артистических салонах. Для всех них скептицизм как литературно-художественное амплуа и особая манера литературно-художественного поведения в критике - это общепринятый способ вежливо и достойно принять участие в таинстве. Свобода, бескомпромиссность и нонконформизм не самая дорогая цена такого таинства. Да, это бал всех искусств, высший суд муз, литургия красоты, но, увы, и тоска непричастности, горечь сомнений, муки неверия. Скептицизм есть скептицизм, но такова критика и таковы критики. Список литературы

Это убежище по предпочтительности сердец страждущих, истерзанных. В часы уныния, душевной тоски и отчаянья, кто не находил в молитве утешения, поддержки и облегченья своим бедам? Потайный диалог устанавливается между страждущей душой и вызванной силой. Душа обрисовывает свои томления, свои слабости; она молит о помощи, о поддержке, снисхождении. И тогда, где-то во глубине сознания, ей отвечает некий таинственный голос, голос Того, из Кого исходит всякая сила для битв этого мира, всякий бальзам на наши раны, всякое озарение нашим сомненьям. Голос этот утешает, возвышает, убеждает; он ниспосылает нам смелость, покорность, стоическое смирение. И мы освобождаемся от печали, от подавленности; луч божественного солнца просиял в нашей душе, возродил в ней надежду.     Есть люди, злословящие на счёт молитвы, находящие её пошлой, смехотворной, нелепой. Это те, которые никогда не молились или никогда не умели молиться. Ах! без сомненья, если речь идёт обо всех этих "патернострах", бубнящихся сонно и равнодушно, об этих вызубренных цитатах, столь пустых и тщетных, сколько нескончаемых, обо всех этих молитвенных "артикулах", расклассифицированных и пронумерованных, кои губы лепечут без участия сердца, то можно понять их критику и скептицизм; но дело в том, что всё это, собственно, и не есть молитва

1. Пушкин: Биография; Народность сказок Пушкина; Всемирность Пушкина (критика)

2. Творчество И.Ф. Анненского. Своеобразие лирики и литературной критики

3. Критика российской действительности в пьесе А.М. Горького "На дне"

4. "Отцы и дети" в русской критике

5. Эгоцентрическая речь и мышление. Критика феномена эгоцентрической речи Л.С. Выготским

6. Антиномизм человеческого познания и критика системостроительства у П.А. Флоренского
7. Критика экономической теории К. Маркса
8. Россия: критика исторического опыта

9. Проблемы источниковедческой критики данных жаргонной лексикографии

10. Военная проза М.Шолохова и ее современные критики

11. "Гроза" в русской критике 60-х годов.

12. Отцы и дети в русской критике

13. Критика или псевдокритика?

14. Критика НЛП

15. Правила конструктивной критики

16. Критика логико-позитивистского анализа

Игра настольная "Словодел".
Игра представляет собой пластмассовую коробку с пластмассовым полем, состоящим из 225 клеток (15х15) и 120 фишками с буквами. Главное
485 руб
Раздел: Игры со словами
Сидение для купания (голубое).
Сидение очень легкое и в тоже время устойчивое, так как внизу имеются 4 присоски, которые прекрасно фиксируются к поверхности ванны. С
492 руб
Раздел: Горки, приспособления для купания
Патроны для рапидографа, черные.
Для копировальной бумаги, веленевой чертежной бумаги и чертежных досок. В комплекте: 3 штуки. Цвет: черный.
307 руб
Раздел: Циркули, чертежные инструменты

17. Ранние сочинения Ницше и критика культуры

18. Русофобия в России: ее исследователи и критики

19. Скептицизм

20. Фридрих Ницше: ОПЫТ КРИТИКИ ХРИСТИАНСТВА

21. Анализ «критики чистой философии» Канта

22. Метафизика богочеловечества Владимира Соловьева и его критика русского общества
23. Роль воображения в "Критике чистого разума"
24. Критика чистого разума и сфера свободы для веры

25. Критика и контрпредложения в отношении копенгагенской интерпретации квантовой теории

26. Критика неолиберального порядка

27. Н. П. Гиляров-Платонов – критик нигилизма

28. Научная критика в географии

29. Критика романа Л. Н. Толстого «Анна Каренина»

30. К вопросу о критике дарвинизма

31. «Русская доктрина»: о некоторых аспектах либеральной критики

32. Сущность и критика психологической концепции права Л.И. Петражицкого

Доска магнитно-маркерная, 60x90 см.
Размер: 60х90 см. Поверхность доски позволяет писать маркерами и прикреплять листы при помощи магнитов. Улучшенный алюминиевый профиль. В
1503 руб
Раздел: Доски магнитно-маркерные
Портфель "Megapolis", А4, 12 отделений, серый.
Используется для хранения и транспортировки большого колличества документов, сгруппированных по темам. Закрывается на надёжный пластиковый
517 руб
Раздел: Папки-портфели, папки с наполнением
Шкатулка-фолиант "Девочка с котенком", 26x17x5 см.
Шкатулка-фолиант выполнена в виде старой книги. Обложка шкатулки выполнена из текстиля. Такая шкатулка послужит оригинальным, а главное,
651 руб
Раздел: Шкатулки сувенирные

33. Скептицизм

34. Критика современного российского телевидения в "Литературной газете"

35. Зарождение и развитие телевизионной критики в контексте отечественной литературной культуры XX века

36. Шарль Бодлер как художественный критик

37. Роман "Отцы и Дети" в отзывах критиков

38. Язык критико-публицистической прозы В.Г. Белинского
39. Критики о романе Л.Н. Толстого "Анна Каренина"
40. Христианство: история возникновения и античные критики

41. Античні стоїцизм, епікуреїзм, скептицизм

42. Критика метафизики и разложение западного рационализма: Хайдеггер

43. Проблема человека и критика религии в философии Л. Фейербаха

44. Этика Канта. Критика практического ума


Поиск Рефератов на сайте za4eti.ru Вы студент, и у Вас нет времени на выполнение письменных работ (рефератов, курсовых и дипломов)? Мы сможем Вам в этом помочь. Возможно, Вам подойдет что-то из ПЕРЕЧНЯ ПРЕДМЕТОВ И ДИСЦИПЛИН, ПО КОТОРЫМ ВЫПОЛНЯЮТСЯ РЕФЕРАТЫ, КУРСОВЫЕ И ДИПЛОМНЫЕ РАБОТЫ. 
Вы можете поискать нужную Вам работу в КОЛЛЕКЦИИ ГОТОВЫХ РЕФЕРАТОВ, КУРСОВЫХ И ДИПЛОМНЫХ РАБОТ, выполненных преподавателями московских ВУЗов за период более чем 10-летней работы. Эти работы Вы можете бесплатно СКАЧАТЬ.